Генеральному прокурору РФ

Государственному советнику юстиции 1 класса

Устинову В.В.

 

                                                          от адвоката юридической консультации №216

                                                                                              Межреспубликанской коллегии адвокатов

                                                                                                            Лепехина А.А.  -

           защитника В. Игоря Семенович,*

         осужденного по ст.33,   ч.1 ст.327,  ч.2 ст.327,

         ч.3 ст.327,   ч.3 ст.159 УК РФ.

            (уголовное дело № __)

 

* Собственные наименования вымышленные

 

ЖАЛОБА

на судебные постановления по уголовному делу

(в порядке надзора)

 

Приговором ___ суда г. ___ (в дальнейшем - «Суд») от __ 199_ г. (уголовное дело №_) В. Игорь Семенович, __ 19_ года рождения, ранее не судимый, признан виновным:

w в совершении мошенничества по предварительному сговору группой лиц;

w в подделке и использовании официального и иных документов,

за что осужден по ст.33,  ч.1 ст.327,  ч.2 ст.327,  ч.3 ст.327,  ч.3 ст.159 УК РФ (без квалифицирующих признаков) к лишению свободы сроком на 5 (пять) лет и 6 (шесть) месяцев без конфискации имущества с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима.

Определением кассационной инстанции ___ суда от __  199_ г. указанный приговор оставлен без изменения, а надзорная жалоба, поданная в этот же суд и рассматриваемая более 7 (семи) месяцев, без удовлетворения.

 

            Считаю, что названные судебные постановления являются следствием неправильного применения уголовного закона, не основаны на установленных предварительным следствием и судом первой инстанции доказательствах и фактических обстоятельствах совершенного моим подзащитным деяния и, поэтому, должны быть изменены или отменены по следующим основаниям: 

 

О мошенничестве (ч.3 ст. 159 УК РФ):

            Объективная сторона деяния моего подзащитного выражается в том, что он продал директору ООО «__» Т-еву Е.В. два простых векселя ГУП «___» суммарной номинальной стоимостью 2.000.000 (деноминированных) рублей, а взамен получил вексель Банка номинальной стоимостью 360.000 рублей (отсутствует в материалах дела) и 20.000 USD наличными.

При совершении данной сделки В. по указанию неустановленных лиц (под влиянием и давлением которых находился) использовал поддельные паспорт на имя Северянова В.В. и доверенность, выданную от имени несуществующего ОАО «___» на это же имя.

            Суд посчитал, что действия В., использовавшего вышеуказанные поддельные документы, подпадают под признаки состава мошенничества, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, не указав, при этом, какие же конкретно квалифицирующие признаки ему вменяются!

            Полагаю, что данный приговор в части инкриминируемого мошенничества является незаконным по следующим обстоятельствам:

            Законодатель определил, что мошенничество - это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребление доверием.

Обман или злоупотребление доверием являются способами завладения чужим имуществом, т.е. вспомогательными действиями, которые (наряду с завладением) являются составляющими атрибутами конкретного состава мошенничества.

Таким образом, обман или злоупотребление доверием, с одной стороны, и завладение чужим имуществом, с другой стороны, представляют собой два взаимосвязанных и неразрывных акта, находящихся в причинной (обусловленной) связи между собой.

 Другими словами, состав мошенничества может инкриминироваться только тогда, когда злоумышленник понимает, что завладеть чужим имуществом можно лишь в случае, если он прибегнет к обману или злоупотребит доверием своего контрагента, причем обмануть необходимо таким образом, чтобы парализовать волю потерпевшего и ввести его в заблуждение относительно качеств совершаемых действий и их последствий.

            Обман сам по себе, если он не является способом завладения чужим имуществом и не вводит потерпевшего в заблуждение относительно предмета сделки, не является составляющим состава мошенничества и не есть преступление!           

            В нашем же случае именно такой обман Суд необоснованно квалифицировал как способ совершения мошенничества, что подтверждается следующим:

 

            Установленные в Суде обстоятельства и факты:

            Согласно заключению экспертизы (л.д.__) векселя ОАО ГУП «__»  (далее именуются «Спорные векселя») являются действительными.

Векселедателем они были выданы компании __ 199_ г. с обязательством их погашения (оплаты) через 12 месяцев после предъявления.

Впоследствии векселя  неоднократно индоссировались другим приобретателям (см. наименования и печати индоссантов на обороте векселей и аллонжах (добавочные листы к ним) - л.д.       ), т.е. находились в обычном хозяйственном обороте.

В соответствии с п.п. 23, 78 Положения о переводном и простом векселе (в дальнейшем - «Положение») данные векселя должны быть предъявлены к оплате в течение одного года со дня их выдачи, т.е. не позднее ___199_ г.

Однако, как явствует из ответа (письма) ГУП «___» (л.д. _), данные векселя к оплате не предъявлялись.

 

            Из показаний потерпевшего: При совершении сделки купли-продажи спорных векселей (__199_г.) потерпевший знал об этих обстоятельствах и рисках, которые могут ложиться на него в связи с просрочкой предъявления векселей к оплате (в суде он заявил, что знаком с весельным правом и был осведомлен о всех реквизитами Спорных векселей! – л.д. __).

            Вместе с тем, он собирался совершить выгодную для себя сделку: приобрести данные векселя всего лишь за 360.000 рублей, а свою задолженность перед кредитором покрыть в размере 2.000.000 рублей (после погашения приобретенных Спорных векселей).

            В пользу выгодной сделки говорило и то обстоятельство, что потерпевший получил предварительное согласие векселедателя на погашение названных векселей (заявление в суде! – л.д. __), удостоверился в их существовании в концерне «___», а также лично изучил и проверил подлинники данных векселей на специальном оборудовании и заблаговременно (еще __199_г. при встрече с не установленным лицом, т.е. до знакомства с осужденным) снял ксерокопии этих векселей.

            Кроме того, потерпевшему было известно, что просроченные векселя находятся в хозяйственном обороте: ими, в частности, торгуют на биржах ценных бумаг, причем цена продажи таких векселей значительно ниже их номинальной стоимости (обусловлена возможностью возникновения непредвиденных ситуаций с их погашением).

            Условия и порядок совершения предстоящей сделки потерпевший обговаривал с неким И. (следствием не установлен), с которым встречался ___199_г. и впоследствии неоднократно переговаривался по телефону.

Осужденного В. он увидел впервые ___199_г. при оформлении сделки купли-продажи векселей, который представился ему как Северянов.

            После совершения сделки с векселями потерпевший, с его слов в суде (л.д.__), получил по телефону информацию от векселедателя, что ему согласно ст.ст. 23, 78 Положения будет отказано в погашении Спорных векселей (в связи с несвоевременным предъявлением их к оплате).

           

МНЕНИЕ ЗАЩИТЫ: Понимая, что появились трудности с погашением векселей, потерпевший решил своеобразным образом «расторгнуть» совершенную сделку и с этой целью блокировал действия другой стороны в ___ отделении Банка и одновременно написал заявление в ___ УВД о мошеннических действиях продавца, для пущей убедительности указав в нем, что приобретенные им векселя краденные.

            Таким образом потерпевший «умело» перевел гражданско-правовые отношения в плоскость уголовной юрисдикции.*

            * Вместе с тем, в судебном заседании потерпевший заявил Суду требование о возврате ему Спорных векселей, т.к., вероятно после консультаций со специалистами, узнал о возможности взыскать в порядке гражданского судопроизводства с векселедателя убытки, связанные с неоплатой векселей!? (Такая возможность действительно предусмотрена ГК РФ и Положением (срок исковой давности не истек), а также подтверждена судебной практикой: см. Постановления Президиума ВАС РФ от 03.03.98 г. №5581/97, от 24.02.98 г. №1278/96, от 03.02.98 г. №6006/97, Информационное письмо ВАС РФ от 25.07.97 г. №18 и многие другие).

 

Из показаний осужденного: В., находясь в долговой зависимости у неустановленных следствием лиц и вынужденный поступать по их указаниям (воздействие угрозами), действительно под вымышленным именем подписал все бумаги, необходимые для совершения сделки купли-продажи Спорных векселей, использовав при этом подложные паспорт на имя Северянова В.В. и доверенность, выданную от имени несуществующего ОАО «___» на это же имя.

            Факт использования подложного паспорта им не отрицается.

По всем иным статьям осуждения считает себя невиновным, т. к.:

w умысла на хищение или завладение чужим имуществом не имел (об условиях и цене совершаемой сделки ничего не знал;    никакой корыстной заинтересованности в этой сделке не имел;   в целом был уверен в ее легитимности, учитывая, что векселя проверялись потерпевшим;  сделка была возмездной;    происходило все открыто;      были получены заверения пославших его людей о законности совершаемых действий;      полученные взамен 26.000 USD после их пересчета, а также вексель Банка он немедленно передал И., что подтвердил потерпевший в судебном заседании). Доказательств, свидетельствующих об обратном, следствием и судом первой инстанции не установлено.

            w документы не подделывал (о подделке документов см. ниже);

            w ни в какой сговор, ни с кем не вступал, а вынужден был совершать сделку под давлением и указанию И.

 

            МНЕНИЕ ЗАЩИТЫ: Анализируя вышеприведенные обстоятельства и факты, представляется возможным сделать вывод о том, что в действиях моего подзащитного отсутствует состав мошенничества, т.к.:

1) отсутствует обязательный признак этого преступления – безвозмездность изъятия имущества (сам потерпевший считал данную сделку на момент ее совершения обоюдовыгодной и равноценной для сторон – л.д.__)

 2) осужденный не имел умысла на завладение чужим имуществом, а обман потерпевшего, выразившийся в оформлении сделки от имени несуществующего лица:

Ø не является и не мог являться способом завладения чужим имуществом (отсутствует взаимосвязь);

В связи с этим невольно возникает вопрос, а если бы данная сделка была совершена уполномоченным лицом - это тоже было бы мошенничество?

Ø не влиял на условия совершаемой сделки, последствия которой хорошо были известны потерпевшему.

В противном случае к уголовной ответственности следует привлечь большинство предыдущих индоссантов (приобретателей Спорных векселей), а также руководство бирж ценных бумаг и брокеров, торгующих просроченными векселями, что само по себе абсурдно.

 

Кроме того, судом первой инстанции неправильно квалифицирована сумма нанесенного потерпевшему ущерба (___ тыс. рублей. См. л. 4 Приговора), т.к. вексель Банка на указанную сумму был самовольно изъят потерпевшим у осужденного и передан в Банк на погашение (взамен потерпевшему были возвращены ___ тыс. рублей), т. е. инкриминированный ущерб фактически отсутствует.

 

О подделке документов

            Судебные инстанции посчитали доказанной вину моего подзащитного в изготовлении паспорта на имя Северянова В.В. (соучастие) и доверенности, выданной от имени несуществующего ОАО «___» на это же имя (ст. 33, ч.1 ст.327 УКРФ), а также использовании названных документов (ч.3 ст. 327 УК РФ).

Судом также инкриминирован дополнительный квалифицирующий признак, предусмотренный ч.2 ст. 327 УК РФ (неоднократность).**

** Оговорюсь сразу, если бы действительно вина моего клиента находила подтверждение в материалах уголовного дела и судебном заседании, то квалифицировать содеянное им и назначать наказание, по моему мнению, следовало бы только по ч.2 ст. 327 УК РФ, т.к.:

w если доказан факт подделки, то ч.3 ст.327 УК РФ в данном случае полностью поглощается ч.1 этой же статьи (согласно ч.1 ст.327 УК РФ подделка документов и производится с целью их использования либо сбыта и дополнительной квалификации по ч.3 ст. 327 УК РФ, при условии, что документ используется тем же лицом, которое его и подделало, не требуется);

w согласно ч.1 и ч.3 ст. 16 УК РФ (неоднократность преступлений) и комментарию к ней налицо тождественные преступления, наказание за которые охватывается ч.2 ст. 327 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ не требуется.

Вместе с тем, как утверждает осужденный, с позицией которого я абсолютно согласен, он не совершал никакой подделки документов. Более того, ни одного доказательства, опровергающего показания моего клиента, в деле не имеется.

 

О подделке паспорта: Судебные инстанции сочли, что действия В., выразившиеся в передаче своей фотографии, вклеенной впоследствии неустановленными лицами  в подложный паспорт на имя Северянова В.В., являются соучастием в изготовлении поддельного официального документа.

Предварительным и судебным следствием установлено, что И. попросил В. передать свою фотографию, пояснив при этом, что размер ее должен быть как на паспорт и она будет необходима для оформления на В. каких-то документов.

На какие документы была необходима эта фотография моему клиенту не пояснялось (это могли быть и пропуск, и визитная карточка, и что-либо др.).

В. выполнил требование И. и передал ему свою фотографию, сохранившуюся после оформления его настоящего паспорта.

Спустя несколько дней И. принес изготовленный на имя Северянова В.В. паспорт и сказал, что с этим паспортом он (В.) должен будет поехать в г. ___, где получит деньги. На вопрос В. о законности таких действий, И. сказал, что «никакого криминала в этом нет» и это лишь необходимо им для сокрытия налогооблагаемой базы. 

Согласно заключению экспертизы (л.д.__) следов подделки паспорта не обнаружено, т.е. он был изготовлен в соответствии с установленными правилами, но не выдавался на имя Северянова В.В.

Другими словами, данный паспорт мог быть изготовлен только неустановленными работниками неизвестного паспортного стола.

Учитывая, что умысла на подделку паспорта В. не имел, непосредственно паспорт не изготавливал и не принимал в этом какого бы то ни было участия, следует, что сама передача фотографии не может вменяться ему в вину как преступление.

 

О подделке доверенности:  В. признан виновным в подделке доверенности, выданной от имени несуществующего ОАО «___» на имя Северянова В.В.

  По мнению судебных инстанций подделка доверенности заключается в проставлении В. образца подписи за Северянова В.В.

Вместе с тем, о том, что указанная доверенность поддельная и завода-доверителя не существует мой подзащитный не знал, т.к. доверенность была оформлена (текст, подписи и печать) заранее и находилась у И., который представлялся работником этой же организации- доверителя и непосредственно перед оформлением сделки (в машине) потребовал от осужденного, чтобы тот собственноручно удостоверил образец подписи Северянова В.В.

Согласно действующему гражданскому законодательству доверенность - это документ, который выдается доверителем с предоставлением поверенному права совершать от имени доверителя соответствующие  юридические действия.

Доверенность, выданная от имени доверителя и в которой отсутствует образец подписи поверенного, является действительной и не влияет на права последнего.

Иными словами, подпись моего клиента, проставленная им как образец подписи Северянова В.В., не предоставляла и не могла предоставить В. каких-либо прав, императивное требование которых предусмотрено ч.1 ст. 327 УК РФ, и поэтому такие действия не могут считаться преступлением.

 

            Следует также отметить, что проставление осужденным в доверенности подписи от имени Северянова В.В. является единым актом, взаимосвязанным с использованием поддельного паспорта (ведь не мог же он, имея паспорт на имя Северянова В.В., расписываться от своего настоящего имени).

           

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 371, 375 УПК РСФСР,

ПРОШУ:

истребовать из ___ суда г. ___ уголовное дело №__ и принести протест в порядке надзора на состоявшиеся судебные постановления:

а) об изменении Приговора ___ суда г. __ от __ 199_ г. (дело №__) с оправданием В. по ст.33,   ч.1 ст.327,   ч.2 ст. 327  и ч.3 ст.159 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления, а также освобождением его от наказания по указанным статьям Приговора (В остальной части /ч.3 ст. 327 УК РФ/ Приговор оставить без изменения)

или

б)  об отмене вынесенных судебных актов с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство в связи с неправильной квалификацией деяния осужденного, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (В резолютивной части Приговора отсутствуют какие-либо квалифицирующие признаки содеянного (п.п. «а», или «б» или «в»???), а также неправильно определена сумма нанесенного ущерба) и ст. 33, ч.1 ст. 327, ч.ч. 2, 3 ст. 327 УК РФ.

 

Приложение:

… ПРИМЕЧАНИЕ …

 

            P.S. Настоящая жалоба была удовлетворена, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении осужденный был полностью реабилитирован по ст. 159 УК РФ (мошенничество) и освобожден из-под стражи в зале суда.

 

По вопросам процессуальной защиты на предварительном следствии, в суде либо в органах дознания по делам, вытекающим из хозяйственной и иной экономической деятельности организаций и граждан (преступления в сфере экономики, должностные, государственные и пр.), а также по хозяйственным и иным экономическим спорам (арбитраж) Вы можете обратиться к адвокату Александру Лепехину.
 


Межреспубликанская коллегия адвокатов

Адвокатская консультация №1
Лепехин Александр Александрович,
адвокат (юрист)
(109017, г. Москва, Старомонетный пер., д.9, стр.2)
Офис:

119334, г. Москва, Ленинский проспект, 32А
(здание РАН), подъезд №1
( тел./факс: (495) 225-01-15; (985) 776-07-84 (моб.)
internet site: www.sansan.ru
e-mail: advokat@sansan.ru